«Вообще-то школа мне нравится»

И не только за рисованием

Текст: Андреа Крет

Демократичная школа... Звучит довольно непривычно. Но любопытно. И что же это означает? Вскоре мне предстоит это выяснить, потому что два дня я проведу в школе FREIWÄRTS.

У входа я быстро обуваю тапочки – так здесь принято – и вот уже оказываюсь посреди утреннего круга, с которого тут начинается каждый день. Собравшиеся обсуждают текущие дела: кто сегодня пришел, кто отсутствует? Кто наводит порядок в раздевалке? Дети узнают, что отныне у них работает секция настольного тенниса, где они могут научиться подавать и отбивать шарики. Утренний круг у ребят постарше длится недолго, а вот младшим школьникам нужно больше времени. «Потому что они отвлекаются на ерунду», – поясняет мне Мона[1], ученица средней ступени, с которой мы уже успели подружиться.

Незадолго до половины десятого дети собираются на первое занятие в этот день. Эрика, директриса и основательница школы, обходит все помещения и заглядывает в самые дальние уголки школьного двора, пока не соберет всех детей. Некоторые из них еще не умеют определять время по часам и не знают точно, когда начинается урок. Другие же настолько поглощены игрой, что забывают о времени. Меня Эрика тоже находит, потому что я перепутала помещения и нахожусь вообще в другом месте.

«Sing together» – «Поем вместе» – с этого начинается дневная программа. Вместе с детьми и Эрикой я горланю песню немецкой исполнительницы Лены, которую кто-то заказал, хотя сама не знаю ни мелодии, ни текста. То, что я не умею петь, – заверяет меня Эрика, – совершенно неважно. Главное – делать это с удовольствием. Я мужественно продолжаю петь. Девочка слева от меня время от времени посматривает, действительно ли я пою вместе с остальными. «А почему песня называется «Thank you» – «Спасибо»? Почему Лена благодарит за неудачи, которые ей довелось пережить?», – спрашивает Эрика по окончании песни. Дети задумываются. Может быть, потому, что после неудач она стала сильнее. «Она же так и поет: I am stronger now», – говорит одна девочка. «Это значит, «я теперь сильнее»». Кто-то кивает в знак согласия.

Мир чисел

Сразу после пения в расписании – «Мир чисел». На занятии присутствует только маленькая Ильма, остальные либо болеют, либо непременно хотят еще поиграть со своими друзьями, которых потом долго не увидят из-за предстоящих каникул. Ильма рисует на доске пирамиду чисел: фундамент ее состоит из кирпичиков, на каждом из которых девочка пишет число. Сумма двух расположенных рядом кирпичиков равна числу, расположенному над ними выше. Пирамиды чисел и подобные упражнения помогают Ильме познакомиться с числами и складывать их, играя. Похожим образом происходит обучение и в «Мире букв» по вторникам, только там основное внимание уделяется буквам и первым словам. Пока ученица и учительница размышляют о том, можно ли построить пирамиду чисел сверху вниз (в отличие от строительства зданий, это действительно возможно, хотя и сложнее), появляется еще одна девочка, которая тоже хочет присоединиться к занятию в «Мире чисел». Учительница Карины раскрывает им обеим маленький секрет, помогающий сложить несколько трудных чисел: «Если у вас есть 9 и 5, просто представьте себе 9 вместо 10. 10 плюс 5 дают в сумме 15. Теперь вычитаем 1, потому что у вас ведь было 9, а не 10». – Умно придумано!

Но это не всё, чему учатся сегодня две девочки. Карина знакомит их со знаком равенства, который используют настоящие математики – его можно представить себе как весы: справа и слева должно быть одно и то же. Римским цифрам тоже уделяется внимание, и Ильма обнаруживает, что написание ее имени латинскими буквами означает 1051 (M = 1000, L = 50, I = 1). Я же понимаю, что несмотря на достаточное количество букв в моем имени, могу потянуть только на 500, поскольку из имени «Andrea» в римской системе счисления только буква D имеет значение – даже жаль.

Нож в руке? – Сиди на стуле!

Каждый день в школе FREIWÄRTS предлагается от трех до четырех курсов, причем недельное расписание постоянно меняется. Время от времени на еженедельном школьном собрании утверждаются какие-то новые курсы, потому что их кто-то запросил, другие же отменяются, так как они больше никому не интересны. Сейчас в программе – «Резьба по дереву». Участники курса могут вырезать всё, что придет им в голову. Что получится в итоге, они пока не знают. Точно так же, как не знаю и я, как будет выглядеть статья, которую я сейчас пишу. Для тех, кому нужно вдохновение, разложены 50 карточек с идеями и инструкциями: можно вырезать, например, ложку, маленький волчок или крючок для одежды. Нужно только соблюдать главное правило: «Нож в руке? – Сиди на стуле!» И резать всегда нужно в направлении от себя.

Курс резьбы по дереву – инициатива мальчиков. Они подали заявку на него, и затем школьное собрание одобрило эту идею. Так же, как и курс «Экспериментирование» Или «Access Bars» – метод исцеления наложением рук. Курс ведет одна из учениц, которая хочет познакомить остальных с этой разновидностью биоэнерготерпии. Но высокий спрос на этот курс уже миновал – вероятно, его заменит что-то другое. Большой популярностью в школе пользуется сейчас испанский язык, поэтому он предлагается три раза в неделю, для начинающих и продвинутых. По пятницам в школу приходит учитель английского языка и дает, в основном, индивидуальные уроки – все вместе пришли к выводу, что так ученики усваивают английский лучше всего.

Курсы всегда ориентированы на потребности детей. Предлагается то, что им интересно. Здесь уже проводился курс программирования, курс анекдотов, курс рисования и живописи, курс кубика Рубика и курс общих знаний. Руководителям курсов не нужно брать на себя классическую роль преподавателей, они присутствуют только в качестве помощников – дети же учатся всему самостоятельно. Ученики и сами могут вести курс; здесь это приветствуется: тот, кто умеет что-то делать, передает свои знания другим. Это работает как натуральный обмен в старые времена, когда не было денег: у тебя есть что-то, нужное мне – возможно, позже я смогу предложить тебе что-то другое взамен. Это называется брать и давать. План учебного курса заранее не определен, он формируется и видоизменяется в зависимости от состава участников, их настроения и интереса в данный момент. Руководители курсов смотрят, что получится через полчаса или целый час. Идеи курсов также исходят не от них, а от детей, хотя бывает и так, что в разговоре между учителем и учениками рождается общая концепция, которая потом воплощается в новый курс. Все желающие учатся вместе; здесь нет деления на классы по возрасту.

«А как быть, если кто-то хочет выучить японский?» – спрашиваю я Карину. Тот, у кого возникает такая потребность, должен подать заявку на школьном собрании. Если курс утверждается, все думают о том, как его можно реализовать. Как правило, есть несколько вариантов: либо кто-то из учеников уже знает японский и тогда он учит этому языку других. Или на школьные компьютеры устанавливают специальную обучающую программу. Или же нанимают человека для преподавания языка.

Лес, гриб, лягушка – звучит, как обучение

Сегодня в расписании на неделю указан еще один пункт – «Лес». Звучит интересно, поэтому я расспрашиваю подробнее. Раз в неделю взрослые и дети ходят в лес. Школа находится в предместье Гамбурга, в окружении леса Заксенвальд. Всей группой они внимательно рассматривают, что им там встретится: иногда это лягушки, иногда грибы – чем не замечательный повод сбегать к бабушке после занятий и стащить у нее с полки справочник грибника? А на следующий день взять книгу в школу, чтобы все могли узнать, какие виды грибов произрастают в местных лесах. Но однажды дети нашли в лесу мусор – выброшенные электроприборы, которые просто валялись повсюду в совершенно неподобающем для этого месте. Вернувшись в школу, ребята и взрослые выяснили, кому можно сообщить об этом, позвонили туда и прояснили вопрос. И снова чему-то научились. В скором времени мусор исчез.

Обучение происходит здесь на добровольной основе. Поэтому система хорошо работает. Каждый ребенок решает сам, чему он хочет научиться – а это отличная мотивация. С одной стороны, дети учатся друг у друга: если кто-то замечает, что сосед по парте умеет классно программировать на компьютере, он тоже непременно захочет этому научиться. Возможно, у этого школьника уже есть идеи, где можно применить такую программу. Тогда он просит своего товарища всё ему объяснить. Процесс обучения наиболее эффективен, когда новые вещи объясняет мне кто-то моего возраста или тот, кто находится в такой же ситуации, что и я.

Обучение проходит непринужденно: например, дети запускают в воздух самолет и попутно узнают, что существует такая вещь, как сила тяжести. Позже, когда дело доходит до экзаменов, накопленные знания следует лучше систематизировать: помимо немецкого, английского и математики – обязательных дисциплин – ученики выбирают определенные предметы или направления специализации, по которым они хотят сдать выпускные экзамены и тогда записываются на соответствующие подготовительные курсы. Так как в школе десять классов, ученики могут получить здесь официальный аттестат ESA или MSA. ESA означает первый аттестат об общем образовании, MSA – аттестат о полном общем среднем образовании.

Подготовительные курсы проводятся в группах, где обучение также ориентировано на потребности учеников и отвечает их темпу усвоения знаний. В конце каждого дня перед школьниками стоит задача самостоятельно пересказать, что нового они узнали сегодня. За каждым закрепляется наставник, который сопровождает их на пути к выпускным экзаменам и оказывает поддержку. Наставников обычно выбирают сами учащиеся, поскольку предпосылкой хорошего усвоения знаний является поддержка со стороны приятного тебе человека, с которым у тебя есть взаимопонимание.

Помимо занятий с наставниками, школьники и сами помогают друг другу. Но здесь это обычно происходит при любой возможности. Я вхожу в большую общую комнату и вижу, как несколько маленьких детей играют в шахматы. Там присутствует и девочка постарше, время от времени она что-то объясняет малышам. Маленькая девочка подходит ко мне и, ни с того, ни с сего, спрашивает, какое животное мое самое любимое. От неожиданности я даже на мгновение задумываюсь: «Собака!» Когда я задаю ей тот же вопрос, то узнаю, что это слон. Мне хочется спросить: «Почему?», но малышка уже убегает, потому что ее позвали играть.

Больше демократии для детей

Так почему же образовательное учреждение FREIWÄRTS называется «демократичной школой»? – Потому, что здесь дети в существенной мере влияют на принятие решений. Так, все вместе они на школьном собрании определяют, как использовать часть школьного бюджета: например, что купить, какие материалы нужны для курса. На общем собрании обсуждаются и правила: если нужно, вводятся новые, корректируются или даже вовсе отменяются уже существующие. Дети не только выбирают курсы, которые будут проходить, но и сами решают, хотят ли они на них присутствовать в тот или иной день. Если сегодня у них нет настроения заниматься математикой, они могут прогуляться по школьному двору и предаться своим мыслям или же посидеть в уютном уголке. А может, им захочется порезвиться с другими. Когда я вижу некоторых детей, бегающих по улице босиком, я невольно думаю: «Б-р-р-р!». Ведь сейчас конец сентября, а значит, время достать из шкафа шарф и шапку. С другой стороны, если ребятам холод не мешает и даже полезен, почему бы и нет...?

Демократия – значит произвол? Вовсе нет. В школе FREIWÄRTS существует даже больше правил, чем в других школах. С той только разницей, что они возникли из потребностей коллектива, на заседании школьного собрания. Каждый свободен только до тех пор, пока его действия не мешают другим. Если это всё же случается, необходимо найти решение. Демократия также означает, что учителя и ученики общаются на равных, а потому здесь эти два понятия вообще не используются. Взрослые говорят о «людях», имея в виду детей. Слово «ребенок» уже содержит в себе оценочное суждение – и указание на иерархию, точно так же, как и понятие «школьник». А ведь, по сути, есть только большие и маленькие люди. Сами учителя называют себя «сотрудниками». И «общаться на равных» означает также, что все обращаются друг к другу на «ты».

Даже если учителя и не называют себя таковыми, они, конечно же, имеют педагогическую квалификацию или аналогичную, отвечающую требованиям министерства образования – как это предписывается и в других школах. С той только разницей, что сотрудники школы «FREIWÄRTS» активно интересуются альтернативными системами обучения и в ходе своего педагогического образования задавались вопросом, существуют ли иные возможности, помимо тех, что приняты в традиционных школах. Есть ли такие формы обучения, которые в большей мере учитывают внутреннюю мотивацию? В поисках альтернативы Карина нашла школу FREIWÄRTS и реализует здесь свои представления о надлежащем обучении. Несмотря на все свободы, эта школа вписалась в нашу школьную систему, поскольку требования министерства она в полной мере выполняет. Так же, как и в остальных учебных заведениях, дети должны получить здесь конкретно определенный уровень знаний – и этого они достигают. Прогресс в обучении каждого школьника документируется преподавателями.

Телепортируй меня, Смарти!

Проведя пару часов в школе FREIWÄRTS, я замечаю, что здесь всё же иная атмосфера, чем в привычных мне местах. Сначала мне не совсем понятно, с чем это связано. «Скажи, а что – здесь никто не смотрит в свой мобильный телефон?» – спрашиваю я учителя. «Как такое возможно?» Он объясняет мне, что дети сдают свои смартфоны перед началом занятий. «Никто не должен уноситься мыслями в другие сферы; нам важно ощущать сплоченность». И это действительно определяет настрой! Будь то на рабочем месте, в городе или даже в приватной обстановке: почти каждое взаимодействие в наши дни прерывается взглядом на мобильный телефон и пусть даже короткой реакцией на сообщения. Все постоянно пребывают в параллельном мире. Только избавившись от этого, начинаешь понимать, насколько свободнее себя ощущаешь. И, видимо, здесь никто не скучает по маленькому чудо-прибору. Поэтому я тоже оставляю его в сумке, если даже ничем не занята и не знаю, что предстоит дальше. «Тебе скучно?» – спрашивает меня маленькая девочка, когда я несколько растерянно стою у входа и смотрю в окно. «Нет-нет, просто жду преподавателя английского», – оправдываюсь я. Но после короткого замешательства добавляю: «Но ты права, мне все же скучновато». К счастью учительница английского языка уже на месте и приглашает меня на занятие по аудированию.

И еще один момент отличает эту школу от других: речь об отношении друг к другу. Школа FREIWÄRTS придерживается принципа ненасильственного общения. Под «насилием» понимается не только физическое насилие – насилие над другим можно совершать различными способами: словами, но также и действиями, пусть даже непреднамеренными. Маршалл Розенберг, психолог, который ввел в обращение термин «ненасильственное общение», исходил, в том числе, из того, что за каждым действием, неблагоприятным для человека или общества, стоит определенная потребность. Именно поэтому наказания как реакция на «плохое поведение» не помогают; ведь и после них потребность никуда не исчезает. Рано или поздно она снова проявится в другом месте.

Круг доверия

По этой причине в школе FREIWÄRTS не стремятся избежать конфликтов – скорее, в них видят шанс изменить что-то к лучшему. А поводов для конфликтов здесь существует немало – как, впрочем, и везде, где собираются разные личности со своими потребностями. Поначалу вовлеченные стороны пытаются решить проблему между собой. Если это не удается, они привлекают посредника, который еще раз оценивает ситуацию с другой точки зрения. Если и это не приводит к успеху, участников конфликта приглашают в круг доверия. Он пройдет сегодня в так называемой «безымянной комнате». Новички боятся разговора, поскольку ожидают, что там будут искать виновных. И если они что-то натворили, то опасаются наказания. Но у круга доверия совсем иная цель. И для наглядности все участники действительно рассаживаются крýгом – между ними нет никакой иерархии.

Здесь важно не дать оценку, а скорее, присмотреться, что именно произошло? На втором этапе маленький человек или сотрудник пытается выявить чувство, связанное с событием. Это не всегда легко, потому что люди часто не отдают себе отчета в пережитых ощущениях. Например, высказывание «Когда ты меня толкнул, я подумал: «Что за дела?»», – вовсе не называет испытанные чувства. Чтобы помочь определить соответствующее чувство, на столе разложены карточки. Для самых маленьких участников на них изображены картинки, иллюстрирующие эмоции. Для детей постарше подспорьем служат карточки с такими понятиями, как «шокирован», «опечален» или «обижен». На следующем этапе человек определяет связанную с ним потребность, например, «забота», «любовь», «близость» или «поддержка» и высказывает запрос: что мне нужно для удовлетворения моей потребности? Сотрудники, участвующие в круге доверия, помогают детям этот запрос сформулировать.

Конфликты – это здорово!

Круги доверия собираются в школе FREIWÄRTS почти каждый день. И результаты таких разговоров всегда поразительны. Если копнуть чуть глубже и посмотреть на ситуацию изнутри, становится ясно, что причина конфликта крылась совсем не там, где изначально предполагалось. Кроме того, дети часто разрабатывают совершенно иные стратегии решения проблемы, чем взрослые.

В одном случае речь шла о маленьком мальчике, который постоянно досаждал окружающим. Конечно же, это вызывало неудовольствие в коллективе, поэтому был созван круг доверия. В ходе беседы выяснилось, что мальчик всегда злил других, когда был голоден. Такого никто не ожидал. Само собой пришло понимание: «Ясное дело, когда я голоден, я тоже веду себя подобным образом», – такова была реакция участников. И что же в результате постановил круг доверия? На кухне решено было создать «аварийный запас» – на всякий случай.

В другой ситуации ребенок случайно сломал игровой домик, принадлежавший другой девочке. Но решение заключалось не в том, чтобы приобрести взамен точно такой же. Гораздо важнее было осознать, насколько опечалена хозяйка домика – она особенно дорожила им, потому что получила его в подарок от бабушки и дедушки, живущих далеко. Признание чувства утраты оказалось гораздо важнее, чем приобретение новой игрушки.

Нашлось решение и для творческой комнаты, которую пришлось закрывать на ключ. Это помещение служит своего рода мастерской, где в распоряжении детей есть всё необходимое для реализации их самых невероятных проектов: бусины, акриловые краски, термоклеевой пистолет, швейная машинка для шитья кукольной одежды – и наверняка еще много всякой всячины в бесчисленных ящичках и отделениях, не попавшихся мне на глаза, пока я прогуливалась по комнате. Здесь дети мастерят музыкальные инструменты из самых простых материалов или воплощают в жизнь идеи по переработке отходов: из старых, бесполезных вещей они сооружают что-то совершенно новое, пригодное для использования. Я пробралась вовнутрь тайком, потому что комната вообще-то заперта. Свободный доступ туда закрыли, потому что не все убирали за собой. Дети должны были осознать, что правила нужно соблюдать. Ученики вместе с преподавателем собрались, чтобы найти решение проблемы: теперь, помимо знакомства с комнатой, которое до сих пор проводилось для всех новых пользователей, несколько раз будет устраиваться также ее совместная пробная уборка. Такая идея возникла у самих детей, и они хотят опробовать ее, как только комната снова будет открыта.

Брать пример с других

Меня действительно впечатлила каждодневная манера общения в этой школе. Мы, взрослые, избавили бы себя от многих разочарований, если бы умели ясно излагать свои потребности, если бы обращались с другими тактично и на равных, независимо от возраста, социального статуса и прочих обстоятельств. И трудовом коллективе, и в личных отношениях с людьми многие проблемы возникают из-за того, что в разговоре друг с другом мы обходим молчанием конкретное намерение, вследствие чего собеседники чувствуют себя несчастными. Конечно, каждый может работать над собой. Но все, кто пытались это сделать, знают, насколько долгим и трудным может оказаться процесс. Если же вы практикуете нечто подобное ежедневно, как в этой школе, насколько легче будет вам потом во взрослой жизни?

Я спрашиваю Эрику, как дети справляются с тем, что за пределами школы они встречают людей, которые даже не слышали о ненасильственном общении, не знают и не понимают многого из того, что в этих стенах разумеется само собой. «Дети, которые взрослеют здесь, подобны растению, о котором хорошо заботятся», – говорит она. «У этого растения развивается крепкий ствол, оно устойчиво и способно уверено переносить жизненные невзгоды». У меня действительно сложилось впечатление, что в школе FREIWÄRTS формируются социально компетентные личности, которые научились хорошо справляться с жизнью в обществе. А с моей точки зрения, как раз это важнее всего.

Но и добровольность – это такая модель, которая наверняка пригодится в дальнейшей жизни, например, в профессиональной деятельности. Давно доказано, что люди, которым дают свободу действий и которые могут использовать свои сильные стороны в работе, получают удовольствие от своего занятия и – кто бы мог подумать! – на самом деле хорошо работают. Пока еще не так много работодателей пришли к пониманию этого, но обучение в школе FREIWÄRTS может стать одним из первых шагов к переосмыслению в этой сфере.

«Как складывается дальнейшая судьба детей, которые хотят получить аттестат зрелости и продолжить обучение в вузе», – спрашиваю я Эрику. «У них есть пробелы в знаниях», – признает она. «Но, – и это крайне важно – если уж они решили сдать экзамены на аттестат зрелости, то мотивации им не занимать. И тогда им всё удается».

Корабль готов!

12:30. Время уборки! Через полчаса начнут сходиться первые родители, чтобы забрать своих детей, и к тому времени всё должно выглядеть безупречно. Потому что и в дальнейшем никто за тобой убирать не будет. Дети хватают свои щетки и совки, чтобы подмести обрезки и крошки. Хотя – не все дети. В каждой комнате за порядок отвечает небольшая команда. Как именно должна проходить уборка, указано в инструкции у двери, для малышей – в виде картинок. После наведения чистоты команда приемки – а она, как и команда уборщиков, формируется заново каждую неделю – приходит и проверяет, всё ли сделано, как надо. Если кто-то отсутствует, ему ищут замену во время утреннего круга. Такая ротационная система функционирует отлично, и больше всего в ней радует то, что каждую третью неделю ты свободен и не должен ни о чем беспокоиться.

В 14:00 проводится собрание команды из пяти сотрудников. Все вместе анализируют прошедший день, проясняют открытые вопросы, обсуждают конфликты с учетом их влияния на сообщество; кроме того, планируются круги доверия на следующий день. К этому времени уже приходят и родители, но не обязательно, чтобы забрать своих детей.

На борту корабля – и родители

Недавно была совместно реализована родительская инициатива сделать школу безбарьерной. Достаточно одного взгляда на пандус для инвалидных колясок с тыльной стороны здания, чтобы понять: здесь не обошлось без профессионального каменщика. «Родители тоже помогают тем, что хорошо умеют», – объясняет мне Йорг, который только что прибыл сюда с младшим ребенком в правой руке и лопатой – в левой. «Родители такая же часть сообщества, – полагает он, – и участвуют в различных группах. Например, есть садоводческая группа. Или рабочая группа по уборке». От него я узнаю, что обычно родители отправляют своих детей в демократичную школу по одной из трех причин: либо у самих родителей в прошлом был плохой опыт посещения обычной школы, либо же дети не ужились с принятой там жесткой системой, либо сами родители являются приверженцами идеи, лежащей в основе демократичных школ.

Ему самому часто приходится убеждать родственников и знакомых в целесообразности такой школы, потому что многие, выросшие в привычной школьной системе, поначалу относятся к ней скептически. То и дело ему задают вопрос, выйдет ли вообще что-то из детей, окончивших школу FREIWÄRTS. «А что, из каждого должно обязательно что-то выйти?» – парирует Йорг. С его точки зрения здесь, как и повсюду, будут люди, которые покинут стены школы без аттестата. Но, с другой стороны, большинство из них впоследствии ожидает насыщенная жизнь, потому здесь у них была возможность выявить свои сильные стороны – без какого-либо конкурентного давления, без оценок и без сравнения с другими. «Здесь дети не соревнуются, они дополняют друг друга».

Йорг рассказывает мне, что не знает в точности, что происходит в школе. Конфликты, которые наверняка возникают, маленькие и большие люди разрешают между собой. То есть, личная сфера детей здесь охраняется. Родителей вызывают только в серьезных случаях. Однако он уже заметил: с тех пор, как его дочь посещает демократичную школу, она стала гораздо более уравновешенной.

Ну а сами дети? Что они думают о FREIWÄRTS? «Лучше, чем обычная школа, намного лучше», – говорит Мона. Здесь многое для нее проще, чем в предыдущей школе. Еще одна девочка готова каждый день тратить по целому часу на дорогу, только чтобы обучаться здесь. «Вообще-то школа мне нравится»», – слышу я из другого угла. «С чего это вдруг «вообще-то»?» – возмущенно спрашивает маленький мальчик. «Ну, если б еще и спать подольше!» И разве можно тут что-то возразить?..

Эксперты по коммуникации

И какой же вывод я могу сделать, проведя 2 дня в школе FREIWÄRTS? Здесь сформировалось и продолжает формироваться замечательное сообщество. Дети много общаются друг с другом, гораздо интенсивнее, чем в мои школьные годы. Они дурачатся (ну а как же без этого?!), но также обмениваются идеями и обсуждают важные вопросы. При этом они радостны и активны. За два дня я многому научилась у маленьких людей – и у меня появилась новая цель: я хочу научиться общаться так же хорошо, как они. Встречаясь со своими друзьями, которые не могут выпустить из рук мобильный телефон, я теперь просто буду просить их отложить эту штуку в сторону. Чтобы испытать новое чувство свободы.

Можно ли сказать, что система FREIWÄRTS лучше других?

Каков будет результат, если сравнить ее с обычной школьной системой? Когда ученик оканчивает школу FREIWÄRTS, после восьми лет обучения он получает аттестат о среднем образовании – такой же, как и по окончании общеобразовательных школ. Но помимо этого за годы, проведенные в демократичной школе, он приобретает важные социальные навыки. Это дает ему решающее преимущество перед учениками «обычной» школы. – Традиционную школьную систему сейчас нередко критикуют (см. статью ««Учиться должно быть в кайф» – о пальчиковых играх и ноутбуках»). Школа FREIWÄRTS, где дети могут обучаться на добровольной основе и в собственном темпе, раскрывая свой потенциал, может стать одним из возможных решений.

Здесь находится веб-сайт школы.

Почему мы написали эту статью?

Нам, сотрудникам фирмы QUADRO, важно осознавать, что интересует детей, что помогает им развиваться и доставляет радость. Мы учитываем эту информацию при разработке нашей продукции, ведь развитие подрастающего поколения должно происходить как можно более естественным образом, а родителям хочется быть уверенными в том, что они делают именно то, что нужно детям.

Все имена изменены редакцией.

Комментировать

Обратите внимание, что комментарии проходят одобрение перед публикацией.