Одаренный скалолаз. Или: Почему игра так важна для всех нас

© Jacob Lund – adobe.stock.com

Что мы подразумеваем под игрой? Может быть, вам сразу приходят на ум дети, рисующие круг на асфальте во дворе? Или игроки в карты, собравшиеся за столом? Последнее – просто развлечение, ... один из способов приятно провести время. Или же за этим стоит больше? Несомненно, иначе мы бы не стали задаваться такими вопросами. И неважно, идет ли речь об играющих детях или взрослых – игра это гораздо более серьезный процесс, чем кажется на первый взгляд.

Что такое игра?

Главная особенность игры состоит в том, что она совершается без какого-либо намерения и не предполагает достижения конкретного результата. Речь идет о том, чтобы опробовать, испытать, узнать какие-то вещи в отведенном для этого пространстве. Игроки при этом не воспринимают себя чересчур серьезно. Философ Кристоф Кварх формулирует четыре критерия игры:

1: Игра – явление коллективное, это взаимодействие. Такая взаимосвязь с другими очень важна для человека. Даже если ребенок играет один, у него есть партнер, например, кукла или кубик.

2: Только тот, кто играет, по-настоящему свободен. Ведь у игры всегда открытый финал: не важно, о какой из ее разновидностей идет речь – ритуальные игры, детские ролевые игры или состязания. Даже в творческом процессе, который представляет собой игровой акт экспериментирования объектами, художнику заранее не ясно, что получится в итоге. Он просто отдается игре.

© Jacob Lund – adobe.stock.com

И тут в игру вступает 3-й критерий: испытание новых возможностей, которое можно назвать творчеством. Только тот, кто может отвлечься от всего остального и попробовать что-то новое, способен к творческому созиданию.

4: В каждой игре что-то раскрывается. Участники ритуальных игр в итоге обогащаются знаниями. В настольной игре «Приятель, не сердись!» становится очевидной реакция моих товарищей по игре на что-то досадное. Или же выявляется, насколько хорошо я сам/сама могу справиться с подобными неприятностями.

Нередко мы думаем, что играют только дети и это исключительно их прерогатива. Действительно, дошкольники должны играть не меньше восьми часов в день. Но у нас, взрослых, тоже есть потребность в игре, и делать это стóит как можно чаще.

© kaliantye – adobe.stock.com

Игры детей

Но сначала давайте поговорим о детях: они – настоящие эксперты в сфере игр, и у них мы можем многому научиться. Они играют из внутреннего побуждения, а не потому, что должны. Напротив, если вы требуете от ребенка залезть на дерево, это уже не игра.

Дети играют по-разному в зависимости от возраста. Андре Франк Цимпель, профессор Гамбургского университета, специализирующийся на теме «Обучение и развитие», выделяет шесть возрастных этапов игры, которые сменяют друг друга:

Предметная и сюжетная игра

Во время предметной игры малыш познает окружающий мир; он всё трогает и берет в рот. Вторую фазу – сюжетную игру – называют также «игрой как будто» или символической игрой. Предметы из непосредственного окружения малыша приобретают в его воображении совершенно иной облик: термос становится неприступной башней, ведро, наполненное водой, – озером. На этой стадии обычно бывает так, что даже дети, находящиеся в одной комнате, играют вовсе не друг с другом, а каждый по-своему. Но для игры на данном этапе это вполне нормально и нет повода для беспокойства.

Игра с собственными руками

Даже простая игра, предметом которой выступают собственные руки, дает ощущение счастья. Потирание ладоней друг о друга стимулирует выработку серотонина в мозге, и настроение улучшается. Вот почему игры с хлопаньем в ладоши так полезны для детей.

© Irina Schmidt – adobe.stock.com

Ролевая игра

По мере взросления ребенок переходит к следующей важной стадии, когда растет значимость ролевой игры. Эта фаза начинается примерно в возрасте четырех лет. В ходе такой игры дети получают представление о собственной личности, о которой они прежде не имели понятия, а потому не могли судить, как их воспринимают окружающие. Ролевая игра базируется на сложном взаимодействии: участники обсуждают какую-либо тему, берут на себя определенную роль и должны вести себя соответствующим образом. Рождается своего рода сценарий. Ролевые игры дают возможность опробовать различные стратегии социального взаимодействия: хочу ли я взять на себя роль злодея или же предпочитаю быть хорошим? Как отреагирует моя подруга по игре на то, что я веду себя так, а не иначе? Кроме того, в ролевых играх дети могут активно использовать опыт из своей повседневной жизни.

Могут ли обезьяны обезьянничать?

Суть игры заключается в подражании; дети необычайно любят имитировать кого-то или что-то. Люди – единственные млекопитающие, у которых это хорошо получается. А вот обезьяны совсем не умеют обезьянничать. Многие недоразумения между родителями и детьми происходят вследствие подражания. Например, очень часто дети не могут оторваться от своих смартфонов, если прежде они часто видели их у нас в руках.

Игра по правилам

Игры по правилам, которые представляют собой наиболее сложную форму игрового взаимодействия, могут увлечь детей примерно с первого класса школы. Сюда относятся все игры со строгими правилами, то есть и такие настольные стратегии, как, например, «Монополия». Игра в резиночки тоже входит в данную категорию, потому что она основана на правилах. В обеих этих играх нет необходимости брать на себя какую-либо роль. Чтение и письмо – тоже своего рода игры, базирующиеся на правилах, как и математика. Привлекательность таких игр заключается именно в соблюдении правил.

Состязание

Состязание – а этот вид игры развивается только в школьном возрасте – предполагает оценку собственных способностей. Обычно вопрос звучит так: «Что я могу лучше всего?» Здесь человек сравнивает себя с одноклассниками и другими товарищами по игре.

© Kinder beim Rennen – adobe.stock.com

Серьезная игра

Серьезная игра представляет собой подготовку ко взрослой жизни: в ходе такой игры подростки выявляют, насколько серьезно взрослые воспринимают принятые ими же правила, иногда молодые люди даже идут на преступления, чтобы проверить это.

В любых играх дети выясняют, что уже возможно, а что еще не особо получается. В рамках установленных правил игры они могут чувствовать себя свободно, пробовать что-то новое и раскрывать свой потенциал. Они совершенствуют собственные навыки и умения в игровой форме, что позволяет им развиваться.

Почему игры так важны?

В игре дети развивают не только свои физические и умственные способности. Поскольку они часто играют вместе с другими, это всякий раз дает им возможность общаться и помогает формировать социальные навыки. С одной стороны, они учатся ладить друг с другом, справляться с поражениями, с другой же – осознают, что не стоит хвастаться в случае своего выигрыша (и проигрыша другого). Было выявлено, что дети, часто играющие с другими, гораздо охотнее делятся друг с другом, чем те, кто играет со сверстниками редко.

Архив социальных ценностей

Для Тео Поппе, психолога Лейпцигского университета, игры – это архив социальных ценностей. К примеру, игра «Приятель, не сердись!» содержит в себе призыв уметь достойно проигрывать. А вот Андре Франк Цимпель, руководитель гамбургского Центра исследований нейроразнообразия, вовсе не считает это необходимым. Многочисленные исследования показали, что в детях не нужно воспитывать нравственность; они уже рождаются нравственными существами, необычайно рады прийти на помощь и сочувствуют более слабым.

Игры усиливают наше ощущение радости от жизни, поскольку центр удовольствия в мозге активируется с каждым преодоленным препятствием. При этом срабатывает следующий механизм: в мозге возникает состояние рассогласованности оттого, что мы чего-то не понимаем, не знаем или еще не способны сделать. Поначалу мы не можем четко определить наше восприятие. Как только мы начинаем размышлять над этим, приходит понимание и возможные решения. Раздражение сменяется ощущением счастья – высвобождаются вещества, действующие подобно наркотикам: нас охватывает чувство радости или воодушевления. С детьми такое происходит часто, поэтому им так нравится узнавать много нового за короткое время.

Научно доказано, что играя сообща, мы избавляемся от страхов; давление и принуждение буквально растворяются в воздухе. Мы чувствуем себя свободными – и, наряду с этим, перестаем бояться. Доктор Андре Франк Цимпель считает, что, например, у одержимых преступников не было достаточно возможностей для игр и забав, поэтому они лишены гибкости мышления, а это, в конечном итоге, может привести к подобным преступным действиям.

© WavebreakMediaMicro – adobe.stock.com

Похоже, в нашей жизни способность контролировать свои порывы имеет решающее значение. Вы уже, наверное, слышали об эксперименте, когда детям давали сладости, предлагая на выбор: 1. съесть их сразу, 2. подождать и получить сладостей в два раза больше по истечении определенного времени. На основании этого эксперимента можно было предсказать, насколько успешными и счастливыми будут испытуемые в своей дальнейшей жизни. Дети, способные ждать, вели более благополучную жизнь в зрелом возрасте. Когда дети контролируют инстинктивное желание схватить какую-то вещь, они постигают, что затраченные усилия окупаются.

Детская игра, в принципе, учит владеть собственными импульсами: например, малыши могут вообразить себе, что злой волшебник отравил сладости, и поэтому к ним нельзя прикасаться. В ролевой же игре дети учатся использовать мимику и жесты таким образом, чтобы не сразу было видно, что они чувствуют. И это тоже, как известно, может стать преимуществом во взрослой жизни.

Пока-пока, хватательный рефлекс!

Может быть, вы задавались вопросом, почему ваш малыш выбрасывает вещи из коляски? Ребенок делает это не затем, чтобы досадить вам, а для тренировки контроля над своими импульсами. Он преодолел хватательный рефлекс и радуется тому, что теперь может сознательно отпустить вещи.

В отличие от пауков, которые рождаются, уже умея плести паутину, младенцы и маленькие дети сначала должны научиться ориентироваться в новом для них мире. В их мозге наблюдается переизбыток нейрональных контактов – у малышей их гораздо больше, чем у взрослых. Все эти контакты представляют собой возможности и потенциал. Вот почему так важно, чтобы дети могли испытать себя в игре. Так они развиваются сами собой, непреднамеренно и бессознательно. И таким образом связи в их мозге укрепляются. Ну а всё невостребованное впоследствии исчезает. Андре Франк Цимпель очень метко и образно иллюстрирует этот процесс: мы приходим в этот мир космополитами, а становимся провинциалами. Вот почему вы должны как можно чаще давать ребенку возможность делать открытия и созидать – то есть, играть.

Может, раннее развитие все же имеет смысл?

В мозге каждого ребенка уже заложены связи, позволяющие ему легко научиться говорить на кечуа, суахили или пекинском диалекте. Или на всех трех языках сразу. Со временем дети утрачивают эту способность, и во взрослом возрасте нам обычно очень трудно постичь особенности чужого языка – например, различать или воспроизводить высоту тона в китайском. В английском такую закономерность именуют «Use it or lose it» – используй, иначе потеряешь. Именно это и пугает многих родителей: их дети не используют в полной мере то, что в них заложено – по сути, разбазаривают потенциал. Вот почему взрослые организуют для малышей уроки игры на гитаре, водят их на спортивную гимнастику или отправляют в двуязычный детский сад. Однако Андре Франк Цимпель убежден, что программы раннего развития предъявляют к детям либо завышенные, либо заниженные требования. Вместо таких программ он советует больше играть с детьми или позволять им играть самим; тогда они и так станут умными.

© AntonioDiaz – adobe.stock.com

Наше потомство развивается только там, где у него есть возможность играть, а не там, где некто уже понял определенные вещи и теперь только передает эти знания. В конце концов, для обучения такому сложному процессу как ходьба никакая школа не требуется. Малыши играючи исследуют, как это можно сделать наилучшим образом (конечно же, не без неудач в процессе!) – и однажды им удается сделать уверенные шаги. Этот принцип можно перенести и на другие вещи: между делом, в ходе игры, ребенок открывает в себе прежде дремавшие способности: например, у него есть дар поддержать друзей, если те рассказывают ему о своих тревогах и страхах. Этот маленький человечек обладает высокой социальной компетентностью. Другой ребенок может обнаружить, что способен построить из кубиков самую высокую башню. По мнению Геральда Хютера здесь имеет значение максимальная результативность. Например, ребенок может быть «одаренным скалолазом», если он проявляет особую сноровку на лазалке. Исследователь считает, что существует множество видов одаренности, а не только художественная или интеллектуальная.

Я знаю, чего ты от меня хочешь

Родители часто уделяют особое внимание тому, чтобы их дети росли умными. Под этим они подразумевают математический интеллект. Однако с точки зрения Андре Франка Цимпеля, гораздо важнее интеллект социальный (который, помимо прочего, развивается в ролевых играх). То, что ряд цифр 2, 4, 6 продолжается восьмеркой, понятно всем. Но не казалось бы умному компьютеру, потому что он может найти и такие правила, согласно которым ряд должно продолжить число 342. Или –19. Компьютер не обладает социальным интеллектом. Зато им обладаем мы – и можем догадаться, чего от нас ждут: а именно, что мы назовем очевидную цифру 8.

Страх и радость

Андре Франк Цимпель советует отказаться от раннего развития, поскольку знает, что наиболее надежная и эффективная форма обучения – это игра. Ведь всё, что постигается с радостью, остается в голове надолго. Важную роль при этом играют положительные эмоции. Они обеспечивают запоминание того, чему мы научились. За это отвечают нейротрансмиттеры в нашем мозге, которые высвобождаются во время эмоций. Они способствуют тому, что мы с удовольствием вспоминаем учебную ситуацию и поэтому добровольно воспроизводим ее. Неслучайно Андре Франк Цимпель назвал одну из своих книг «Игры делают умным!».

Однако и негативные эмоции могут стать причиной того, что некоторые вещи остаются в нашей памяти. Удивительно, но лучше всего мы учимся под воздействием страха. Это подтверждают, в частности, лица, пережившие травматический опыт – часто им достаточно одного только звука, запаха или образа, чтобы снова запустить исходное травматическое переживание (т. е. то, что они когда-то усвоили за очень короткое время). Но даже если страх действует так эффективно, гораздо лучше учиться с радостью и играючи.

Школа как тормоз развития потенциала

Андре Франк Цимпель, эксперт в сфере обучения, формулирует интересное наблюдение: детям не нужно учиться как можно больше, чтобы развиваться. И даже наоборот: они должны умственно развиваться, чтобы им не приходилось так много учиться. Игра при этом – идеальный вариант, потому что малыши не делают различий между обучением и игрой.

В последнее время все чаще высказываются идеи, что обучение должно быть регламентировано как можно меньше (см., например статью «Учиться должно быть в кайф»). Обоснование: из-за сосредоточенности на оценках у детей почти не остается времени на то, чтобы заниматься своими хобби и раскрывать в себе таланты. Без руководства извне мальчики и девочки ставят перед собой те задачи, с которыми могут хорошо справиться – не переоценивая и не недооценивая себя. Они сами лучше других знают, на что способны в данный момент. В игре развивается их фантазия, а это не просто пустые выдумки! Чтобы представить себе атомы, бактерии или другие сложные объекты, необходимо развитое воображение, даже в более зрелом возрасте.

Пусть взрослые побудут в стороне

Многие родители задаются вопросом, должны ли они участвовать в играх своих детей. И нужно ли побуждать детей к играм? В этом нет необходимости – дети начинают играть сами по себе. Мы, взрослые, можем, по мере надобности, подсказать идеи или предложить игру, которая отвечает уже следующему этапу развития – но ребенок получит истинное удовольствие от такой игры только когда будет готов к ней.

Сами мы не должны вмешиваться в детские игры – ведь взрослые не могут увлекаться в той же мере, что и дети. Малыши быстро заметят, что мы пытаемся их обмануть. И уж тем более мы не должны ни хвалить, ни ругать их. И то, и другое приводит к быстрому завершению игры. В таком случае дети уже не смогут действовать спонтанно, а пойдут на поводу у наших представлений, ожиданий и воспитательных целей. Вредит даже похвала – многочисленные эксперименты показали, что мотивация извне разрушает внутреннюю мотивацию. Для детей игра уже сама по себе награда.

© Konstantin Yuganov – adobe.stock.com

К такому заключению пришел и Арно Штерн, не одно десятилетие руководящий «Местом рисования» в Париже. Его студия – уединенное место, где дети могут сосредоточиться на себе и где они рисуют то, что идет изнутри. Это не та среда, где передаются знания и навыки, а то, что там создается – вовсе не произведения искусства. Дети творят не для того, чтобы понравиться зрителю, их работы не содержат никакого посыла, как это обычно бывает в искусстве. Картина создается потому, что ребенок играет.

Впрочем, Арно Штерн интересуется тем, что рисуют «его» дети, и поддерживает их, но почти не задает вопросов – так как вопросы приводят к вынужденным оправданиям со стороны маленьких играющих художников. Они занимают оборонительную позицию и чувствуют себя более уязвимыми. Любое поучение, любое суждение о нарисованном может привести к тому, что источник спонтанности ребенка иссякнет. Именно поэтому все картины остаются в студии и не попадают в поле зрения посторонних. По мнению Арно Штерна, серьезного отношения к занятиям детей вполне достаточно.

Встреча для совместных игр – новая тенденция?

Времена, когда маленький Макс звонил в дверь, чтобы узнать, можно ли его другу Карлу выйти поиграть, уже прошли. Живущие во многоэтажных микрорайонах, знают, что детские площадки там, как правило, пустуют. Родители, беспокоясь о своих отпрысках, больше не отпускают их просто побегать, предпочитая держать детей под присмотром.

Ежедневники малышей заполнены не только образовательными мероприятиями – всё чаще планируются и занятия на досуге. В США возникла тенденция, когда родители договариваются о встречах с другими семьями, чтобы дети могли вместе поиграть. По сути, это что-то вроде свидания для взрослых, потому что зачастую неясно, совместимы ли родители друг с другом. Результатом может стать натянутое общение и отказ в следующем свидании. Если у родителей из разных семей мало общего, то и дети не будут долго играть вместе. Или же взрослым придется, превозмогая себя, проводить время с не особо приятными им людьми. Такая регламентация свободного времени ведет к утрате детьми спонтанности и любопытства, присущих им прежде.

Виды игр

Прежде чем мы перейдем к играм взрослых, давайте обратимся к разновидностям игр, существующих на сегодня. Кристоф Кварх и Геральд Хютер в своей книге «Спасите игру! Ведь жизнь – это не просто функция» выделяют пять видов игр: игры на ловкость, соревновательные игры, ритуальные игры, зрелищные игры и азартные игры.

Игры на ловкость

В игры на ловкость часто играют просто, чтобы занять время. При этом мы развиваем свой познавательный или двигательный потенциал – карабкаемся ли мы по стене для боулдеринга, жонглируем мячиками, решаем логическую задачу или проводим компьютерного героя через различные игровые локации. Развитие происходит здесь весьма незначительно, поскольку мы осуществляем одни и те же движения или мыслительные процессы.

© Steven Stückler – adobe.stock.com

Соревновательные игры

Педагогам не очень нравятся соревновательные игры – ведь в итоге всегда есть победитель. А значит, и проигравший. В данном виде игр конкуренция выражена особенно явно. В эту категорию попадают, например, все виды спорта, представленные на Олимпийских играх, потому что соревновательные игры в чистом виде встречаются, главным образом, в спорте. Но сюда относится и большинство настольных игр. Хотя педагоги предпочли бы не видеть своих подопечных в соревновательных ситуациях, дети любят состязаться и страстно желают победить. Хютер и Кварх никакой проблемы в этом не видят: с их точки зрения, сильные эмоции, которые мы испытываем при выигрыше или проигрыше, пожалуй, всё же лучше, чем бесцветное, отстраненное сосуществование. Несмотря на конкурентный характер, соревновательная игра – это всё же игра: в нее играют, чтобы играть. С другой стороны, игру любого вида можно превратить в соревновательную: будь то вокальный конкурс, где важен голос, но где в конечном итоге участники состязаются друг с другом – и победителя ждут слава и известность. Или же популярную немецкую телевизионную игру «Спорим, что...», где участники демонстрируют свои необычные таланты (игра на ловкость) и при этом соревнуются друг с другом. Так же обстоит дело и с карточным турниром – по сути, это азартная игра, но если она ведется в рамках турнира, то и в этом случае речь идет о победе.

Ритуальные/зрелищные игры

Ритуальные, или культовые, игры относятся к самой древней форме игр. Как и в других играх, здесь также важно определить временные и пространственные границы. Шаман размечает игровое поле и начинает «игру» на сцене, имеющей сходство с храмом: здесь не будет победителя, не ожидается никаких достижений, но в конце что-то должно произойти. Что именно, в начале еще неясно. Такое действо связано с ритуальными играми. В них, подобно балетному спектаклю или художественному фильму, речь идет о том, чтобы раскрыть природу человека. Происходит взаимодействие между отдельными игроками, между игроками и зрителями или между игроками и правилами игры.

Азартные игры

Азартные игры берут свое начало от прорицаний. Предсказание оракула всегда определял случай, в чем и заключалась притягательность. Игроки в казино тоже испытывают удачу. То, что эти люди участвуют в игре, не имеющей ничего общего с реальностью, очевидно, например, по их вечерним нарядам – это своего рода маскарадный костюм. Игрокам в рулетку или блэк-джек исход игры должен быть безразличен. Тот, кто ходит в казино за выигрышем, уже не настоящий игрок. Когда речь идет только о выигрыше, игра утрачивает свою суть. Поэтому просиживание у игровых автоматов – это не игра как таковая. То же относится и к ставкам на футбольные матчи: в этом случае важна не сама игра, не мастерство спортсменов, а только финальный счет и, соответственно, выигрыш.

Игры взрослых

Играют ли взрослые? Ответить на этот вопрос не так-то просто. Одни играют больше, другие меньше. У каждого человека, конечно, бывают моменты, когда он играет. Например, когда он проигрывает возможные варианты, прежде чем принять решение. Представители некоторых профессий – настоящие игроки: одни играют с красками и творят картины, другие – со словами и пишут романы и стихи, третьи – на музыкальных инструментах, четвертые – берут в руки дерево или глину, превращая их в скульптуры.

Однако бóльшая часть нашего общества мыслит прагматически. И тогда встает один и тот же вопрос: «А что я получу за это?» Для экономики важны эффективность, функциональность, производительность и рентабельность; изначально эти понятия действительно были связаны только с экономикой. Но постепенно они проникли и в другие сферы жизни: здравоохранение, культуру и даже религию. Уже и в детском саду воспитателей оценивают не по тому, делают ли они что-то хорошее для развития детей и меняют ли что-то в их сознании, а по тому, работают ли они прибыльно и эффективно. Наша жизнь стала предельно серьезной, идет ли речь о профессиональной деятельности, экономике, промышленности или политике. Для удовольствий и игр места почти не осталось. Большинство людей стараются достичь максимального успеха, сделать карьеру, заработать как можно больше денег. Для них это выше собственного развития, то есть раскрытия и изучения остальных возможностей личности.

© dell – adobe.stock.com

Тем не менее, многих беспокоит это отсутствие легкости, постоянное решение всё новых и новых задач: растет число психосоматических заболеваний, многие страдают от эмоционального выгорания, а некоторые просто чувствуют себя несчастными и не знают, почему. При этом люди превратились из активных участников жизненной игры исключительно в потребителей: если раньше люди испытывали сильные переживания в театре, то сегодня они просто потребляют транслируемое на экране. Человек смотрит то, что ему предлагают – и протягивает руку к пакетику с чипсами. Игра, какого бы рода она ни была, становится увеселительным мероприятием. Люди, которые проводят время в игорных заведениях или с головой уходят в компьютерные игры, также ищут там что-то, чего не находят в реальной жизни. Приведет ли этот путь к успеху – вопрос спорный.

Король спорта – футбол

В какой мере футбол является игрой? Можно сказать, в довольно большой. Это сочетание актерства, азарта, ловкости и тотализатора. Элементы, характерные для всех видов игр, присутствуют и здесь: существуют четкие правила, игра ограничена во времени и пространстве. Игроки носят специальную одежду. Зрители на стадионе, которых также можно распознать по их костюмам – непосредственные участники игры, активно в нее вовлеченные. Футбол – одна из немногих игр в мире, действительно объединяющая огромное число людей: финальный матч чемпионата мира по футболу 2014 года одновременно смотрели 1,2 миллиарда человек по всему миру. Тем не менее, эта игра насквозь пронизана духом экономизма, когда всё сводится к спросу и предложению: речь идет не только о рекламных баннерах, меняющихся каждые несколько секунд, и логотипах на футболках игроков. Мы часто слышим о коррупции, скандалах со ставками и прочих махинациях. Филипп Лам, бывший капитан сборной Германии, очень метко выразил суть игры, сказав однажды: «Если во время игры я буду думать о бонусе за победу, я не смогу больше играть».

Первый опыт, который заставляет нас двигаться в направлении экономизма и превращает нас в homo economicus, мы переживаем в детстве: на нас воздействуют желания, ожидания, оценки и воспитательные меры со стороны родителей, в результате чего мы чувствуем себя объектами. Позже мы пытаемся избежать этой роли, делая объектами других – став, например, политиками, предпринимателями, специалистами по маркетингу и так далее. Но это удается не всем: тот, кто не добился желаемого (поскольку не достиг высот в профессиональном плане), испытывает разочарование, недовольство своей жизнью, становится пассивным, чувствует себя жертвой обстоятельств и, в конце концов, смиряется со своей участью.

Эти люди не видят себя созидателями собственной жизни. Они не считают себя кем-то особенным – и находят утешение в потреблении: покупают обувь, дорогой автомобиль, новый смартфон или отправляются в путешествия. И чем больше таких людей, тем лучше это для экономики, производящей обувь, автомобили и смартфоны, а также предлагающей разочарованным и скучающим гражданам всевозможные формы развлечений.

© corepics – adobe.stock.com

К сожалению, экономизм все больше завладевает и нашими детьми – и отчасти мы сами способствуем этому: если мы вмешиваемся в игру детей, высказывая им свои ожидания, поучения и давая указания, дети перестают играть. Они теперь ждут, когда мы подробно расскажем, что им делать и как именно. С этого момента дети больше не действуют активно и творчески по собственной инициативе, а занимают выжидательную позицию. Без руководства со стороны взрослых наступает скука. Дети не знают, чем себя занять и становятся потребителями. Это играет на руку производителям «средств от скуки»: они придумывают всё более сногсшибательные развлечения для малышей, которые родители покупают и покупают, чтобы позабавить своих детей. А когда те наиграются купленными игрушками, то горы ненужного хлама только усугубляют скуку. И эта скука становится все более заметной даже в окружающем нас пространстве: там и сям забетонированные участки с инвентарем для игр вместо таинственных заросших парков, куч щебенки и детских игровых городков. Увы! – многие дети просто разучились играть.

Фактор зависимости: положительный

Все чаще звучат предостережения по поводу онлайн-игр – действительно ли они опасны? К сожалению, да. Во многих онлайн-играх отсутствует важный элемент, характерный для всех остальных игр: ограничение по времени. Игра никогда не заканчивается, она длится и длится, а геймера всегда ждут новые испытания. Опасно то, что игрок не может оторваться от экрана и проводит часть своего досуга в параллельном мире. Производители нередко в рекламных целях даже преподносят фактор зависимости как достоинство, при том что это вовсе не безобидно: у детей и подростков действительно может развиться болезненная зависимость, и тогда им потребуется помощь.

Диванный овощ

К чему ведет потребительское отношение к жизни, которому мы теперь учимся с детства? Становится очевидным, что многие существующие сегодня профессиональные сферы вскоре будут управляться алгоритмами. Это коснется различных отраслей промышленности, в том числе электротехнической, металлургической, машиностроительной, делопроизводительной, финансовой, транспортной, логистической, химической, текстильной и пищевой. Такие профессии как телефонистка, бухгалтер, работник склада, портниха, кондитер перестанут пользоваться спросом. Останутся лишь те сферы трудовой деятельности, в которых важную роль играет творческий подход или, например, способность к сопереживанию. Профессии же связанные с простыми и повторяющимися действиями (то есть такие, которые не приносят удовольствия), просто исчезнут. Людям, которые раньше выполняли такие работы, останется только сидеть на диване, если их не стимулировать к труду извне. Геральд Хютер развивает свою концепцию дальше: эти люди будут получать безусловный базовый доход и скучать дома. А чтобы развлечь себя, они станут все больше погружаться в виртуальные миры. К слову, дорогостоящие технологии, например, VR-очков, финансируются всё той же игровой индустрией. В таком дивном новом мире люди будут жить сами по себе – им станут не нужны ни семья, ни дети. Не коснется это лишь тех людей, которым нравится работать, ведь главное для них – творчество и созидание, поэтому они смогут сами себя занять.

Радость от труда

Игровой подход важен не только для получения удовольствия от работы – с ним и результаты лучше. Подходить к вопросу с игровой точки зрения означает, не сосредоточиваться на очевидном, а дать волю своему воображению. Важно делать это не под давлением и лучше даже не за письменным столом. Отличные идеи приходят нам в голову, когда наши действия не подчинены цели и когда у нас нет конкретных намерений. Наши свободные мысли сами собой складываются в единое целое.

© maxbelchenko – adobe.stock.com

Революционные идеи возникают не тогда, когда требуется получить результат в установленный срок. Они также не базируются на уже существующем. Например, изобретение двигателя внутреннего сгорания для привода автомобиля было именно таким творческим прорывом – а за ним последовали уже дальнейшие усовершенствования и способы практического применения: в качестве мотора для трейлеров, кабриолетов, внедорожников. Линейные инновации, конечно, могут быть порождены конкурентным давлением, но это не относится к подлинным творческим свершениям. Для последних нужно «игровое пространство», то есть, свобода действий. Даже проектирование ракет, полет на Луну, художественные шедевры не планировались именно в таком виде, а возникли более или менее случайно, методом проб и ошибок.

Ну а наилучшие идеи возникают в результате коллективного игрового процесса. Ведь именно тогда можно говорить о со-творчестве: одна мысль возникает на основе другой, креативные озарения подпитывают друг друга. В итоге выходит то, что в одиночку никогда не получилось бы. Это даже не сумма отдельных идей, а нечто на порядок большее. И другой человек при таком раскладе – игрок в ту же игру, а не конкурент.

Геральд Хютер, руководитель Академии раскрытия потенциала в Геттингене, рассказывает о случае из практики, когда совместная творческая деятельность дала невероятно высокие результаты. Он сопровождал команду велосипедистов-любителей из Тюрингии, которые хотели принять участие в Race Across America – одной из самых трудных велосипедных гонок. Никакого прогресса в ходе тренировок у членов команды не наблюдалось, а во время простых тестовых заездов они ссорились между собой – шансов попасть на гонку по трассе от восточного до западного побережья США у них не было никаких. Хютер научил их работать в команде, в игровой форме пробовать разные варианты, проводить вместе время, поощрять и вдохновлять друг друга. Результат: команда не только участвовала в гонках и достигла финиша, но и заняла первое место. Причем без всяких спонсоров, в отличие, например, от американских спортсменов.

Но игра ведет нас к успеху не только тогда, когда речь идет о выдающихся достижениях. Всю жизнь можно рассматривать как игру. Тогда речь шла бы об искусстве жить в чистом виде – в отличие от технологии жизни. В таком случае шедевр собственной жизни будет создаваться бесконечно. Жизнь идет дальше, в ней появляются новые игроки, которые демонстрируют нам неожиданные ракурсы, открывают новые сферы для творчества, где мы можем развивать свой потенциал. С постоянно меняющимися партнерами по игре и соперниками не стоит полагаться на заученные навыки и приемы, а всегда следует пробовать новые ходы. Так мы сохраним жизненную энергию, исследуем свои возможности, раскроем дремлющий в нас потенциал, почувствуем связь с другими людьми – и одновременно восстановим собственные силы.

Понятие «игра» ассоциируется с чем-то приватным. Кварх и Хютер предлагают нам попробовать играть и в других сферах. Каждый человек исполняет в своей жизни разные роли: уборщицы, менеджера, художника-любителя, отца, спутника жизни или игрока в сквош. Однако важно не отождествлять себя с такими ролями, а относиться и к ним, играючи. Ведь порой нам не удается добиться успеха в какой-то ипостаси, но если дистанцироваться от данной роли, то это не станет угрозой моей самооценке. Самое замечательное в игре жизни то, что мы всегда можем брать на себя новые роли.

В каких еще областях можно играть? Давайте выберем две: экономику и политику. Да, почему бы и не политику? Но сначала об экономике: компаниям, которые стремятся к стабильности и успеху, нужны опережающие время идеи, потому что только они способны привести к инновациям. И здесь справедливо утверждение: фирма не обязательно будет успешно двигаться дальше, только совершенствуя уже существующее. Доработанные продукты – это еще не инновации. Истинно новаторские изделия схожи, скорее, с произведениями искусства.

© denys_kuvaiev – adobe.stock.com

Играть можно, например, и в сфере продаж. Именно там это удается лучше всего. Наблюдая за тем, как торгуются продавцы и покупатели на базаре, можно извлечь для себя много полезного: ведь такие дискуссии больше похожи на игру, чем на реальные деловые переговоры. Торг ведется с легкостью – и под конец, в идеале, и покупатель, и продавец остаются довольны тем, что нашли взаимоприемлемое решение.

А теперь обратимся к политике: парламент тоже может служить игровой площадкой – для серьезных игр. Здесь также есть стороны, соперничающие друг с другом, чтобы в конце концов выбрать наилучший подход к тому или иному вопросу. В такой борьбе становится очевидно, какие решения необходимо принять. К сожалению, политика перестала быть игрой, потому что игроки чересчур отождествляют себя со своими ролями, а также озабочены победой и продвижением собственной и партийной точки зрения. Ну а общественное благо часто вовсе не учитывается.

Целительный эффект игры

Но вернемся к детям: насколько важное значение для них имеет игра, хорошо демонстрирует игровая терапия, которая обрела известность, прежде всего, благодаря Анне Фрейд, дочери Зигмунда Фрейда. Анна Фрейд заметила, что дети часто воссоздают в игре то, что непосредственно происходит в их жизни.

Дети проигрывают те вещи, которые не могут выразить иначе: свои мечты и потребности, переживания и страхи, а также конфликты, в которых они находятся с другими. В игре обнажаются проблемы, волнующие их в жизни, а зачастую и внутренние переживания. С помощью игровой терапии, которую также называют детской психотерапией, можно избавить подрастающее поколение от пережитых душевных травм, а также от нарушений в эмоциональной сфере. В ходе такой терапии устраняются переживания, обременяющие детей.

Клиника детского и юношеского психического здоровья «Vitos» в Марбурге специализируется именно в этой области. Когда терапевт вступает в игру с маленьким пациентом, это возможность для них обоих встретиться и вместе поработать над проблемами ребенка в игровом процессе, который длится обычно несколько сеансов.

Часто терапевт дает ребенку возможность самому выбрать игрушки; специалист лишь спрашивает, можно ли ему включиться в игру. Желание ребенка всегда воспринимается с уважением. Например, если ребенок решил построить вокруг себя стену из блоков, это свидетельствует о проблеме с дистанцией. Тогда главными темами терапии станут контроль и доверие. Если терапевту удается завоевать расположение ребенка – а обычно так и происходит, когда действия ребенка не оспариваются – у пациента появляется возможность открыться, и взрослый может начать работу.

© Fiedels – adobe.stock.com

Но в терапии применимы и другие игрушки. Например, в случае с перчаточными куклами терапевт предлагает девочке-пациентке сделать выбор между черепахой и крокодилом. Девочка выбирает крокодила – и в ходе игры съедает черепаху. Выбор сильной позиции может указывать на тревожное расстройство или депрессивное заболевание и низкую самооценку. Другими словами на всё то, что воплощает собой черепаха – в начале терапии она еще сильно похожа на собственную личность пациентки. Спустя несколько сеансов девочка выбирает черепаху – именно тогда, когда она чувствует себя достаточно сильной и может обратить крокодила в бегство. Такая смена ролей – показатель настоящего успеха терапии: девочка преодолевает свои страхи и с этого момента может жить, принимая решения самостоятельно.

Эпилог

Некоторые люди задаются вопросом, как далеко мы бы зашли, если бы каждый делал то, что хочет. Надеемся, ответ теперь очевиден: очень далеко. Вот почему пришло время впустить игру в нашу жизнь. Тот, кто увлекшись игрой забывает о времени, чувствует себя счастливым и не желает ничего больше. А тот, у кого нет желаний, не становится бездумным потребителем. К счастью, новые поколения уже начали избавляться от устаревших моделей поведения и стереотипов мышления. Им нравится открывать новые для себя вещи, строить самостоятельно свою жизнь и в игровой форме пробовать то, что возможно. Давайте поддержим их в этом и позволим детям играть!

© Paloma Ayala – adobe.stock.com

QUADRO – это игра

Почему нас занимает такая интересная и сложная тема, как игра? Потому что это помогает нам лучше понимать детей – такие знания естественным образом учитываются при разработке новых продуктов и игровых идей. А именно в этом и состоит суть QUADRO: творить непринужденно, уверенно, попутно давая простор инновациям, и создавать действительно хорошие игрушки для детей.

QUADRO – это игра в ее самом чистом, первозданном виде. Наши большие конструкторы приглашают детей играть, позабыв обо всем – часами лазить по перекладинам, кататься с горки и плескаться в бассейне. Модели послужат также декорацией для ролевых игр: кем бы ни захотел стать ваш малыш – космонавтом или рыцарем, с QUADRO возможно все, что угодно.

И самое замечательное: ваш ребенок вполне способен придумать что-то такое, до чего еще не додумались даже мы, опытные сборщики QUADRO. Нас такие изобретения очень радуют – ведь и нам нравится учиться, играючи.

Комментировать

Обратите внимание, что комментарии проходят одобрение перед публикацией.